>

Арефьева и песни Янки.

Это все-таки не песни, это все-таки не для зала, даже такого уютного. Не для концерта с посторонними слушателями. Это кусочки дыхания у Янки были. Все на продажу, ага. Не в укор Ольге, но как-то не получилось, как надо бы. Не более чем напоминание — мол, была-де Янка, и у нее вот такие вот были песни.
Арефьева дышит иначе. Плохо спеть Ольга не могла в принципе, но ожила она на мой взгляд только в одной песне, по ее словам, самой любимой. А до этого старалась будто «не быть Ольгой, побыть Янкой». Сквозь никак не прилаживающуюся маску трагической серьезности видно было более живую, более ироничную и более жесткую Арефьеву. Так и хотелось сказать: Оля! Спой так, как ты сама чувствуешь, как будто нет здесь никого вокруг…. Или свои песни спой, побудь собой, оживи.
И сбылось — во втором «акте» она пела свое. И была самой собой! «Она сделала шаг», «Мыловар» — ой, елки, настолько наизусть эти песни, а все же когда человек поет о том, что прожито им самим — это звучит сильно. Еще звучали живые струны в ней, когда пела Егоровскую «Офелию». Вот это было по-настоящему.
Ради этого стоило вытащить себя после работы на концерт.

Nesa