>

A capella Ольге Арефьевой

Останься пеной, Афродита,
И слово, в музыку вернись!..
О. Э. Мандельштам

Она рождается из тишины — это ее пена.
Из ожидания.
Она могла бы появиться сразу вся — что, право, таиться? — но это слишком большая роскошь — узрить ее целиком. Этого не дождался бы даже ее возлюбленный, разве что Великий Все, что «живет везде и знает обо всем».
А на самом деле не так.
Потому что сначала рождается ее голос.Тонкий, как нить, он вытягивается откуда-то de profundis, вьется, изгибается, свивается в кольца и в причудливые узлы, обвивается змеей вокруг щиколоток и скользит выше, устремляясь к левой груди — где сердце.
Она сама не знает, что все происходит именно так.
Вслед за ее голосом — предчувствие длинных рук и узких ладоней. А появляются они изгибом запястий — это ощущение танца.
Танец отражается в ее глазах, искрится и просится на волю. Она сдерживает его — до поры до времени, но затем понимает, что Времени нет — «Время идет обратно» — и отпускает.
С танцем рождается музыка. И тогда уже ее видно полностью. Каждый в этот момент считает ее своей, но она опять всех обманула — потому что не принадлежит никому.
И уходит так же как и пришла — «по небу босиком».
Обратно — в тишину.
Silentium!

Катерина Ремина