>

Про одну Ольгу…

«… но я хотел бездонное, я улетел!» — авт. О.А.
Вот и настал мой черед взрослеть. Я думаю этим психоэмоциональным процессом управляет в большей степени подсознание, нежели сознание, но тем не менее… В этой заметке я напишу про человека, который помог мне начать задумываться над некоторыми очень важными вещами в жизни — этот человек Ольга Арефьева.
В этой заметке лишь мое личное мнение, мои впечатления и мысли о её музыке и творчестве, возможно, все совершенно по- другому. Итак, начинаю:
Жили были два Павла, и однажды один Павел позвал другого на концерт какой-то непонятной группы «Ковчег» в Театр Эстрады в Петербурге. Нашлось время, деньги, и вялое любопытство. Стояла ранняя весна, темнота пришла рано и вместе с ней холод. Прошлись по каналу Грибоедова, зашли в кабак и накатили по традиции перед концертом по 100 гр. боевых для улучшения слуха. Бодрым шагом двинулись на концерт. Настроение «щас спою»! Зашли в зал, и присели в передние ряды на свои честнооплаченные места. На сцене полумрак, стоят инструменты, музыкантов еще нет, из колонок звучит несвязный заспанный женский голос плюс фоном всякие разные любопытные звуки. Прошло некоторое время и под аплодисменты вышли музыканты, последней она — худая строгая женщина в темном платье и присела на высокий стул. Сразу предупредила зрителей, что не надо фотографировать, или она будет весь концерт петь с закрытыми глазами. Дружить со зрителями она явно не собирается, подумал я. Запела — «голосища, что у дьякона», понеслись в голове ненужные цитаты из классики. Одна из защитных реакций современного человека это насмешка, у человека неглупого и над собой. «Это я хорошо зашел», — мелькнула мысль после первой композиции. И полились дальше песни — странные, грустные, страшные, тихие, громкие, цвета белого и цвета черного. Волна за волной накатывали они на меня, и понял я что тону. Хотелось смотреть бесконечно на это лицо, хотелось понять, что происходит со мной, но я не мог. Я понял одно, эти песни мне безумно нравятся, что эта самая Арефьева Ольга настоящий джедай, она знает, как управлять «силой». В этих песнях в их стихах огромное количество образов, зарисовок. Они сменяют друг друга порой с такой быстротой, что успеть понять и прочувствовать их тяжело, мне порой и невозможно. Надо слушать много раз и лучше еще прочитать стихи на бумаге. На концерте я порой останавливался на одной фразе и «переваривал» её по минуте. Оставалась мелодия. Оставалось это лицо на сцене — лицо просящее, лицо юное, лицо старухи, молящееся, радостно- просветленное, мрачное, то с улыбкой то без намека на возможность таковой.
В антракте я ходил как боксер после нокдауна. Тело по привычке вело себя как обычно, ходило и говорило то, что он него ожидал друг Павел, голова же никак не могла вернуться на плечи. Эти песни заставляют наслаждаться и начинать думать. Второе отделение оказалось веселым и радостным. Были танцы, были наивеселейшие озорные песни, было море радости и счастья. Простого веселого счастья — сидишь и улыбка до ушей, подплясываешь сидя на стуле, смеешься и вдруг снова грустишь, но лишь какую нибудь маленькую минутку. Запомнилось, как Ольга танцевала, можно сказать плясала на сцене, а на коде «Комедия дель арте», трясла волосами и мотала головой во все стороны просто по-рокерски. Всячески озорничала и её команда «Калимба» в лице Лены Калагиной, хотя при выходе Лены в первом отделении в гриме под песню «Оборотень» было просто физически страшно. Закончился концерт на ноте восторга и взаимного удовольствия. Аплодисменты аплодисменты!!! Спектакль прошел. Зрители одевались и расходились. В фойе к зрителям на несколько минут вышла Ольга, в футболке и джинсах в тапочках на босу ногу — совершенно обычный человек, гораздо ниже, чем казалась на сцене, в тот момент счастливый и улыбающийся…

pavel_titov