>

Рок-дивы. Ольга Арефьева и «Ковчег»

Оля давно для меня — наша рок-дива №1. Непросто быть типичной и уникальной одновременно. А ей кажись удается. Что в ней типичного? Только то, что русский рок таков изначально. Пусть от этого начала остается всё меньше и меньше, имея ввиду интеллектуальный уровень, лаконичность и остроту слова. А она эти признаки сохранила и приумножила. Потому что интеллектуальна и поэтична, остра и мелодична, аристократична и безбашенна. И вот тут мы переходим к части второй — уникальности явления. Ведь Арефьева — тот редкий случай, который сочетает в себе всё. На музыкальном поприще она профи. Опять таки в широком смысле. Касается это и образования, т.е. общих канонов музыки, и всего того, что она практикует в этой сфере. А это и всё, что связано не просто с вокалом и пением, а вообще и в частности с голосом, слухом и извлечением звуков. Это работа с телом, от азов его воспитания до основ хореографии. И речь, включая стихотворную теорию и импровизацию с абсурдизмом. И ритм. И фольклор. И дале, далее, далее… Она разнообразна и в стилистическом плане. Ведь вспомнить только все реинкарнации Ковчега: Акустик- Ковчег, Блюз-Ковчег, Регги-Ковчег…

Она универсальна. Она красива. Она проникающая. Такова она в искусстве. Такова в русском роке, делая его много шире тех рамок, куда его пытаются загнать некоторые нерадивые давно стандартизировавшиеся «рокеры». Такова на тренингах и занятиях, которые лично проводит по всем вышеуказаннм предметам. Такова она и предстала в конце октября в Mezzo Forte на презентации нового альбома «Авиатор».

Я не был на её концертах с времен, когда существовал легендарный клуб «Свалка» на Профсоюзной, т.е года с 2001-го. И сейчас, когда она появилась на сцене, сразу стало и понятно, и непонятно. Понятно, что она та же. Тогда в шортах, которые сама же обозвала «Мечта киргиза», сейчас — в траурном красно-черном одеянии. Улыбающаяся и проникновенная. Непонятно другое: как в этом небольшом теле концентрируется столько энергии? Ведь то, что она несет в зал — это шаманизм без преувеличения. Сочетание вокала (а что это за вокал нам известно), пластики, образов на фоне величественности и такого уровня инструментала её преданного «Ковчега», превращают её то в фею, то в ведьму, то… Да в кого угодно из тех, кто может и держать народ в оцепенении,и в следующий момент заставить толпу выйти из себя. Начала она с заводного незатейливого регги «N» десятилетней давности. Помните, про мужика, которому не хватало денег, про белую горячку в виде русалок, про плывущую за новый поворот салаку и вращаюшего головогрудью милиционера. А потом пошел «Авиатор». Он тоже для неё в хорошем смысле типичен. Именно своей разноплановостью и неповторимостью, как и львиная доля арефьевских альбомов. Понравилось всё. И собственно энергичный «Авиатор», и характерный для неё и её одеяния «Саван», и речитатив в «Ассиметрии», и лирическая светлая «Начинай», и откровенно панк-роковая «Сансара», и «Вавилон» разумеется как положено в стиле регги, и акустическая «Семь с половиной». Ну и вкрапления классики. Сама она была без инструмента и на вопрос о причинах этого, улыбнувшись кивнула в сторону своих музыкантов, мол «освободили меня от этой необходимости». И правильно сделали, ибо так она на 200% выкладывается в своем маленьком шоу.

Ну а самым откровением концерта конечно же явилась «Ефросинья», так же один из любимых её образов. Её несколько раз просили на бис.

Дмитрий Баландин