>

Ямайка с Костромой.

Когда-то Ольга Арефьева пела «На хрена нам война!» и отчетливо попадала в тусовку флегматичных и анаэробных отечественных хипов. Потом она назвала свою группу «Рэгги-ковчег», яростно открестилась от раздольных псевдонародных напевов и заплела русые волосы в дреды. Вскоре природа взяла свое, лапти-балалайки-телеги опять выползли на свет божий, и название оказалось редуцированным до просто «Ковчега».
Сегодня Оля смешивает Ямайку с Костромой в тех пропорциях, в каких этого в данный момент времени требует ее беспокойная космополитическая душа, и совершенно не заморачивается всякой стилистической ерундой. Ее последний концерт в ЦДХ, прошедший в рамках поддержки опять же последнего скорбного альбома «Анатомия», отличался от предыдущих прежде всего составом публики и ее (публики) поведением.
Вместо привычных потрепанных жизнью бородачей в брезентовых брюках наблюдалось огромное количество юношей и девушек, одетых согласно рекламе пива «Клинское» и его же постоянно пьющих. Это уже касается поведения. Определенная часть народа фанатела так активно, что создавалось впечатление, что на сцене не медитативная Оля, а какой-нибудь «Offspring». Молодые люди пробирались ближе к телу, издавали нечленораздельные звуки и раскачивались на манер итальянских тиффози. «Ковчег» тем временем довольно безучастно выдавал хит за хитом, перекатывая гитарные наигрыши, змеясь виолончелью гениального Акимова и позвякивая разнокалиберными колокольчиками. Сама фолк-дива изображала на готическом лице ноль эмоций и лишь слабо кивала в ответ на вопли «Браво!». Когда заиграли новую шлягерную «Степную любовь», зал отреагировал своеобразно: притих. И потребовал старую «Зиму». Жалобно зафонил голосовой микрофон.

msstrentdv