>

Достало всё как-то этой весной…

А тут спасительный концерт Арефьевой в Б2. Идти без вариантов.

Если кратко-ёмко-умно:), концерт был суперский. Ошизительный концерт.
Сложный для тех, кто на сцене – большинство композиций совершенно новые, а если старенькие, то редко исполняющиеся и впервые сыгранные в электричестве. Не думаю, что найдется в нашей стране еще один подобный коллектив, который решился бы поставить в программу 80% новых песен. Да, собственно, и столько нового материала вряд ли у кого есть в загашнике.
Я, кстати, тоже побаиваюсь клубных премьер – мне нужно время подготовиться: вслушаться, разобраться, попривыкнуть, но тут все отлично воспринималось слету. Где бы только теперь услышанное разыскать (девичья память сохранила немного названий: «Аквалюди», «Пойдем по радуге», «Последний месяц сентября»)?.. Из старых шикарные «Время назад», «Про фольгу», «Тигры». Также песни из недавних альбомов «Театр», «Авиатор». Постоянное видео-шоу на большом экране. «Асимметрия» с клипом.
«Я пою для аутистов», – прозвучало со сцены. Видимо, не только. Либо в Москве эпидемия аутизма.

Как всегда, много было лицедейства. Очень разного – и динамичного, и огненного, и сказочного, и иронично-печального. По ощущению, новогоднего. На этот раз задействовали не только родную Kalimba, но и еще 3 театра.

Песни Арефьевой – миры, часто полярные. Вдобавок в программе она так их замиксовала… И повела, за руку, от сказки к войне; из края, где рычат тигры и шуршат мыши – туда, где «время – бинты, время – йод, время – никто не придет»; от Многоликой, раскрашенной в лазурит, – на Сион.

Чем лично для меня это путешествие ценно. (Много об этом думала.)
У Арефьевой иной уровень сознания – отличный от большинства людей, в том числе и от моего. При том, что я органически не выношу давления и крайне настороженно отношусь к чужой философии, Арефьевой я научилась доверять и следую за ней. Хотя и осмотрительно).
Чаще всего она бьет не в чувственную, изрядно перепаханную зону (разумеется, с массой прекрасных исключений), а тормошит ум, активизирует фантазию, разрушает звуковые стереотипы. Т.е. воздействует на наиболее заскорузлые области сознания.

И таким образом выполняет своеобразный пилинг.
Не просто размягчает, но снимает слой «бытовухи», косности, коллективных установок страха перед «княгиней Марией Алексеевной», налипший на современных обитателей офисов.
В результате этой косметической операции ты готов видеть. И чувствуешь, что ты не только уши для вдувания политических новостей, но прежде всего «каноэ в иное» (с).

Не скрою, иногда Ольга меня пугает. Когда отпускает себя в музыке и танце, у нее порой такой взгляд, будто она видит что-то невидимое другими. Так изредка, ближе к ночи, делала моя кошка, приводя меня в священный ужас – сидит и огромными как блюдце напряженными глазами смотрит в точку на стене, явно следя за кем-то или чем-то. Я обычно не выдерживала: «Клепа, ну прекрати уже наконец – страшно!» На концерте в Б2 пару раз у меня возникало ровно такое ощущение)

Что еще добавить. Коллектив прекрасен. Целиком – «и другие официальные лица» (с) в лице Петра Акимова, и фактурный Сергей Суворов на бас-гитаре.
Ольга безумно красива. Худа до полной прозрачности – недостижимый идеал миллионов российских женщин. Еще у нее очень изящные кисти (у меня большая нелюбовь к коротким пальцам-сосискам – пункт такой))
Еще теряла казу. Разыскали под цветами нечто маленькое, но голосистое.

В общем, очередной «каллиграфический отчет о всем, что плачет и течет» получен, проверен, одобрен)

И напоследок еще одно емко-умное в качестве совета: если всё и вся вокруг вас изрядно зае…, идите на концерт Арефьевой!