>

Потому, что для неё границ нет

Был вчера на концерте Оли Арефьевой в «Меццо Форте». Народу было маловато. Торговля — слабая. Но зато мне неожиданно очень понравился сам концерт!
Это была программа «Шансон-ковчег», к которой я, вообще-то, относился достаточно скептически. А альбом «Джейн», который я считал именно «шансонным», мне вообще не очень покатил. Правда, вчера я узнал, что «Джейн» — это не «шансон», а «кабаре-ковчег».
А когда я стал дружкам своим, арефьевским музыкантам, излагать, как мне понравились Олины рассказы про песни всякие, они надо мной слегка посмеялись. Ибо они это слышали далеко не в первый раз. Да и я вполне мог это слышать на концерте в ЦДХ. Только в ЦДХ я большую часть концерта провожу за дверью. С телефоном в руке. Или со стаканом. В той же руке.
Тщательнее (с ударением на предпоследнее Е) надо относиться к творчеству товарищей, товарищ Коврига. Тщательнее (как Михаил Жванецкий говорил).

Однажды в разговоре с кем-то из друзей своих я сказал, что, на самом деле, на свете — и в России в частности — очень мало людей, для которых национальный вопрос вообще не стоит. От природы. Им просто на физиологическом уровне непонятно, о чём базар. И один из таких людей — это именно Оля Арефьева.

А вчера я вообще подумал, что Олин подход к мировому культурному наследию — это подход настоящего Учёного. Или даже, точнее сказать, Естествопытателя. Она спокойно переходит жанровые, национальные и любые другие границы. Просто потому, что для неё этих границ нет. Девчонка с энтузиазмом копает все возможные истории про песни и с воодушевлением об этом рассказывает. Совсем не боясь, что рассказ может оказаться чересчур затянутым. И, когда она поёт песню на чужом языке, для неё это вовсе не «экзотика». Это реально своя песня. И никакой акцент в данном случае совершенно не мешает.

В чём была основная «фишка» Миклухо-Маклая? С моей, конечно же, личной точки зрения. В том что он смотрел на папуасов не сверху вниз. И не снизу вверх. И не сбоку, и не справа, и не слева. Он просто смотрел на естество. И сам тоже неукоснительно был таким же естеством. Поэтому у него всё и получилось.

Януш Корчак говорил:
— Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается.
И это совершенно естественно для настоящего Естествопытателя. Опять же в моём понимании, конечно. А всякие национальные, идеологические, религиозные и прочие разборки — это всего лишь игры. Игры злых детей. Которые так и не выросли по большому счёту. И продолжают мучить кошку. И друг друга.

Вот на такие мысли глобальные навёл меня вчерашний концерт.

Олег Коврига