>

Зимний воскресный вечер, Тверь.

Уютный подземный клуб “Big Ben” находится недалеко от центра города. Приглушенный свет спускается по алым шторам, струится на столики из темного дерева и оттеняет многочисленные инструменты, бережно расставленные вдоль стен. Тепло, уютно и очень спокойно. Народ неспешно собирается, развешивает верхнюю одежду на крючки у входа и распределяется по залу; девушки ловко лавируют между столиками и собирают заказы, а недалеко от нас призывно манят к себе книги и диски готовящегося к выступлению исполнителя.

Меркнет свет, и после приветственного слова Александра Пенькова, директора группы, на сцену выходят два тонких силуэта: Елена Калагина, перкуссия, и Ольга Арефьева. Наш столик совсем рядом со сценой, и взгляд мой, не мигая, направлен вперед.

[Сердца касается мягкая пушистая лапка]
Передо мной ломкая хрупкая фигура с ореолом пушистых каштановых волос и огромными серо-синими глазами какой-то невероятной глубины, поблескивающими в лучах прожекторов. Длинные пальцы сжимают гитару, браслеты охватывают тонкие запястья и — ещё один, свернутый в спираль узкой змейкой, — левое предплечье. Взгляд прикован к лицу — живому, подвижному. Нет ничего и никого. Только музыка, звенящий и вибрирующий голос, меткие живые фразы, уверенные, но слегка подрагивающие пальцы на грифе и — огромная сила за её плечами. Сила, которой веришь и которую ощущаешь кожей.

Искренность и свобода обрушившегося потока смывает границы, барьеры и различия внутри тебя и между тобой и миром. Тобой и голосом. Ты перестаёшь быть один на один с самим собой, как если бы слушал лишь запись. О нет! Здесь, когда музыка наполняет тебя до краев, ты смотришь в другое открытое чуткое сердце, захлёбываясь восторгом. Благодарный за эту близость и прямоту, за возможность почувствовать ритм расширяющейся Вселенной. И ещё — за тихое, с придыханием, “я понял…”.

Дара Из Хаоса