>

И это — чистая радость

В пятницу Тикки меня спросила, а не хочу ли я на концерт Ковчега. Я пару раз куснула локоть, подумала и пошла пристраивать билет на субботний спектакль, потому что это было очередное предложение, от которого очень сложно отказаться. Арефьева и «Ковчег»? В «Аквамарине»? Да, конечно! Не так часто выступает эта группа в цирке, чтобы такое пропускать (впрочем, я присоединяюсь к хору надеющихся, что это положение дел изменится).

Когда заходила в зал, барышня лет шести восторженно вопила, потому что представление вот-вот начнется. Same feelings, dear — подумала я, потому что восторженно вопить взрослой мне, наверное, не к лицу. А потом на сцену вышли музыканты, и я восторженно завопила. Ольга Арефьева в этом своем сером платье предстала серебряной змеей, близкой роднёй Медной горы хозяйки — и ассоциация пришла раньше, чем я вспомнила, что она и правда с Урала. Но первой же песней было же установлено самое главное правило вечера: не принимать ничего за истину, но верить тому, что нам показывают.

На «Магии чисел» серебряная змейка вдруг превратилась в куклу наследника Тутти и запустила калейдоскоп метаморфоз. А где в этом всем сама Ольга Арефьева? Да везде. Каждое обличие этим вечером было маской, но такой завораживающей и искренней! При этом ни одна из них не застывшая. Я прежде всего это вижу в том, что некоторые тексты изменились. «Быть или не быть» вместо «Je ne regrette rien» в «Театре». Новый элемент «Я живу, только лишь царя» в «Полюби меня» — и как он ей идет! И на сцене Ольга Арефьева на этот раз не летала с алыми лентами, а крутила рыжие флаги — а все равно же танец с огнем.

Ольга Арефьева — звезда, и для зрителя ее пламя, скорее всего, окажется холодным. Но ее нельзя не полюбить, так она пылает и светится, и дарит, дарит, дарит свой прекрасный, добрый и жестокий мир тем, кто готов его увидеть и принять. Ведь каждая песня — отдельная история. Каждой песне соответствует свое представление, и да, в очень давние времена Арефьевой и ее Ковчегу лучше всего соответствовал бы карнавальный уличный театр (и все по Бахтину), а здесь и сейчас — цирк. Номера артистов «Аквамарина» были потрясающими, не оторваться. А еще сама Ольга Арефьева переключалась между конферансом, шутками клоуна рыжего, высокой трагедией клоуна белого и жонглированием, вплетая это в ткань вечера как бы между делом.

Точно так же менялась и переплеталась, встраивалась друг в друга тематика песен. У группы огромное количество музыкального материала, и я решила вообще не пытаться угадать программу, так гораздо интереснее. И разумеется, я в итоге знала не всё, а что знала, того совершенно не ожидала. И вот были песни перфомансные о нелепости и веселости мира. Были детские песни, потому что не бывает представлений без детей. Были исповедальные горькие песни: очень люблю «Не верьте мне», это наследница классической русскоязычной эстрады, и вчера она была отдельно потрясающей и еще одним очень глубоким впечатлением, которое теперь останется со мной. Были песни о цирке — и как я теперь хочу, чтобы и правда случился музыкальный спектакль (тем более для «Аквамарина» не впервой, «Др’Киндом» был потрясающим).

А еще были песни о Боге, полете и любви — те самые песни, после которых нельзя не увидеть свободу в себе и мире. И пожалуй, именно их я бы назвала точкой фокуса калейдоскопа, которым является творчество Ольги Арефьевой. Она шут Господень, вестник любви, охватывающей весь мир и не терпящей фальши и неискренности. Эта любовь задает очень высокую планку, на которую нужно подняться, чтобы быть ей равным — но взамен открываются «север, запад, юг, восток — любви! Ток любви». И это чистая радость, ярче которой только голос Ольги Арефьевой, который вьется, как ей угодно, по канве музыкального сопровождения, и нет для него ограничений ни в мелодике, ни в жанрах. Регги? Да, конечно. Эстрада? Не вопрос. Рэп вчера был вынесен за пределы программы, но он есть. И это потрясающе, это вдохновляет не бояться быть свободным в собственных делах.

А в финале был «Голубочек», и во-первых, как хорошо, я уже боялась, что в этот вечер Ольга Арефьева не будет носить крылья, да еще и эту песню я просто очень люблю. На автограф-сессию я не осталась, потому что сразу подобрать слова, которые я могла бы сказать в ответ на то, что увидела и услышала на представлении, не получалось никак. Хотя мне кажется, весь текст выше можно было бы уложить в «Спасибо» и «Я люблю вас», но это требует смелости, которой во мне пока маловато. А слов и радости много, примерно на семь с половиной минут текста, в этот раз не спетых, но бывших во всем, что вчера происходило на сцене цирка «Аквамарин».

«Об электрическом концерте в цирке «Аквамарин», Москва. 21.09.19»

Martha Schwarz