>

Потому что это дорогого стóит.

Я умею сказать «иди со мной»
Так, чтоб каждый задрожал и обмяк. ©️

Она правда умеет.
Но никогда не говорит.
Понимает собственную силу.
И поэтому никогда ей не злоупотребляет.
Иногда мне кажется, что она намеренно дозирует, снижает собственную мощность, градус влияния на окружающих и другие опции, чтобы не переломить пополам своей мощью всех сидящих в зале. Потому что будь амплитуда ее вроде бы хрупкой летящей руки немного резче и шире, и посыпятся стены того зала, который приютил всех нас этим вечером.
И я помню об этом каждую секунду, с восхищением и осознанием того, что я могу лишь ненадолго приблизиться к этой одурманивающей Бездне, с наслаждением провести под ее животворящим светом несколько мгновений бытия, будучи загипнотизированной ее молочной кожей в лучах софитов и ее лукавой легкой полуулыбкой (в полутонах она вообще виртуоз!), испить из нее, Бездны, пару пригорошней новых, или забытых старых, истин, которых хватит, чтобы залатать все разрывы души и сердца, образовавшиеся со времени нашей последней встречи и так же молча отойти в немой благодарности, неспособной при близком контакте ни на что кроме «спасибо» и «люблю».
И поэтому, даже когда она просто дурачится на сцене, (а это чертовски ей идет, как каждой красивой женщине!), я вижу в этом лишь верхний пласт, под которым так или иначе притаилась та самая переливчатая Бездна, и я вижу ее отблески за ее зрачками, видящими тебя насквозь, считывающими до костей, но так бережно и неинвазивно, что ты им позволяешь. Причем с готовностью и с удовольствием. Танец энергий, пересекающиеся поля, молекулы или целые миры и вселенные, рождающиеся и сгорающие в момент легкого движения ее ресниц, или просто мое неудержимое воображение, да какая разница, если эффект «до и после» налицо.
Смотришь на ее парящие руки, плетущие из воздуха невидимые узоры и сама становишься частью этого узора, и просто позволяешь этому быть и длиться, ведь это ей, а не тебе решать сегодня, есть в коробке кошка или нет.
И несмотря на сотни находящихся в зале людей, сидящих совсем рядом, вероятно у каждого складывается ощущение диалога тет-а-тет со сдачей явок, паролей, ключей от комнат с самыми страшными внутренними чудовищами и детских шкатулок с секретами.
И каждый уходит понятым, принятым и утолившим собственную жажду ровно настолько, насколько он сам к этому готов. Потому что, как всем известно, когда ты вглядываешься в бездну, бездна начинает вглядываться в тебя.
И почти каждый возвращается.
Потому что это дорогого стóит.

А вот если совсем убрать в сторону все сложные слова и экзистенциальные вопросы, то останешься разбереженным, маленьким и уязвимым, растеряв всю свою броню, но обретя новую кожу, не крепче или прочнее, но лучше сидящую и более подходящую тебе по размеру.
И вот здесь что-то самое детское внутри тебя хочет достать из заветных сердечных шкатулок свои разноцветные стеклышки, вот прямо все до единого, и подарить ей, смущенно опуская глаза и убежав сразу после. И тут в игру за неимением подходящих слов опять вступают сплошные «спасибо» и «люблю».

И мне грустно и не хочется заканчивать этот текст, потому что вместе с ним в пространстве и в секундных стрелках слишком быстро растворятся эти зачарованные миры, пыльца с крыльев бабочки, и только, не удержать, как не цепляйся…
Но пожалуй ключевой подсказкой этой мистерии, которая до сих пор эхом отдается от стенок памяти, для меня стала строчка «моя любовь осталась безнаказной».
И остается.
И множится.
И длится.
No matter what.
And it’s only magic…

«Об электрическом концерте в цирке «Аквамарин», Москва. 21.09.19»

Ashley Girl