>

Оля, я люблю твою музыку.

Твоя музыка проникает в самые глубокие уголки моей израненной души. Боль твоих песен — моя боль. Плоть твоих стихов — плоть осеннего дождя, превратившегося в слёзы наших многострадальных женщин, потерявших на войне всех своих детей, мужей, домашних животных, соседей, имущество, имущество соседей, кров, еду, тёплые шерстяные вещи, соль, спички, сахар и книги. Когда у меня болит сердце, когда тоска свинцовым занавесом наваливается на грудь, когда возникают утомляемость, раздражительность, сниженный фон настроения, неуверенность в завтрашнем дне, исчезает либидо, когда угасает интерес к ранее приятным видам деятельности, ухудшается сон, аппетит, возникает нестабильность артериального давления метеозависимого характера и при переутомлении, сердцебиения, страх смерти, страх замкнутых помещений, толпы, одиночества и езды в подземном транспорте, я включаю вашу музыку и рыдаю с улыбкой. Душа рыдает, страна умирает, это трагическая реальность. Се-ля-ви. Такова жизнь. Спасибо за эту сладостную, мучительную боль. Спасибо, спасибо, спасибо! Это говорю я, — знающий толк в настоящем страдании, счастливый и жизнерадостный человек.

Ухо Винсента