>

Письмо М.Гоблина о концерте Арефьевой.

Оказалось, что у нее полно новых песен. Добрую половину я слышал в первый раз, хотя стараюсь не отставать от времени… Из известного помню «Батакакумбу», «Женщину», «Голубочка»… Из незнакомого — «Стрекозы Джа», «Танец с полотенцем» (кажется, так, если ничего не путаю… ), «Дезертир» (форева), а от песни «Оборотень» меня просто приподняло и стукнуло… Блин, я люблю эту женщину.

Оказалось, что чужие песни она тоже поет. Вот «Орландину» спела… ту самую, которую так душевно поют Тэсса и Энди дуэтом… Только вместо «Люцифер» она спела «твоя смерть» — видно, для растаманов это запретное имя… И Боба Марли. Я давно знаю его песню «No Woman No Cry», но только теперь узнал, что в русском варианте она называется «Нет бабы — нет слез»… )

В конце первого отделения она пригласила зрителей танцевать, а охранников попросила «не очень охранять». И зрители высыпали в проходы и танцевали, а охранники стояли посреди всего этого, такие грустные, как будто у них отняли смысл жизни… Рядом со мной танцевала парочка – парень в красной куртке и девчонка в растаманской шапочке и с белым шарфом, которым она то обвязывала своего спутника, то отпускала его на волю… Иногда они замечали сцену, на которой происходило днейство, но в целом им вполне хватало друг друга…

Еще у нее была вспомогательная девушка в белом платьице, с бритой головой, но все равно очень трогательная. Она то и дело выносила из-за кулис что-нибудь интересное – то флаги, то китайские фонарики, то пачку бумажных самолетиков. Эти самолетики они с Ольгой начали запускать в зал, а благодарные зрители подбирали их и пускали обратно на сцену, и все это безобразие шныряло в воздухе добрых 15 — 20 минут… Я один самолетик слямзил, и теперь он живет у меня на книжной полке. Конечно, мою книжную полку трудно сравнить с концертным залом Арефьевой, но тут уж ничего не поделаешь — судьба… И у людей, и у самолетов… Может, когда-нибудь я его выпущу на волю. Кто знает? Поглядим.

Еще она представляла своих музыкантов, и оказалось, что всех их зовут Сергеями… кроме Петра Акимова.) Она даже пошутила: «и Сергей… то есть Петр Акимов». А гитарист тут же влез в микрофон с ехидным замечанием «И Сергей Арефьева!». Было очень весело, хотя и иррационально. Такой себе дурдом, но очень милый и уютный.

Потом она встала на краю сцены и раздала девчонкам-фанаткам свои браслеты — не меньше дюжины… Ну, настроение было совсем особенное. Вот я пару месяцев назад ходил на «Пикник» в том же зале — совсем другая была атмосфера… Они такие серьезные, строгие, в черном все… Да…

Очень жалел, что ты этого не видела.
Таке.

Настя