>

В субботу я всё-таки попал на концерт Шансон-Ковчега.

Ехал в последний момент, без билетов, но успел и в кассе даже оказались нормальные билеты. На удивление, аншлага не было.
Как и в прошлый раз, концерт начался с вступления на аккордеоне, а к началу песни на сцену подтянулись музыканты и Ольга. Против обыкновения, без гитары, и тут же села на высокий (блюзовский?) стул. Две песни и лишь потом приветствие. «Здрасьте, здрасьте. Сегодня мы поём песни… уличных певцов, песни сиротские, песни узников, песни солдат, и просто песни, свадебные, похоронные… и свои.»
Такое вот определение шансона.
Когда Ольга начала говорить, голос показался хриплым и усталым, но вот она начинает петь — и всё нормально. Та же энергия, тот же сильный голос, то же озорство, такое уместное в этой программе… А вскоре Ольга взяла и гитару в руки, сообщив, что гитара новая, поэтому она сыграет пока только одну песню.

Это была как раз единственная песня узников — «Костюмчик новенький». И потом три новых песни, которых не было на прошлом концерте: «Как родная меня мать провожала», песня, под которую Ольга умудрилась петь и танцевать не вставая со стула, «Полюшко, поле» — под эту песню у меня почему-то сразу возникли картинки, будто в кино: закат в поле, залитом кровью, и три всадника за горизонт (наверное, стереотип из каких-нибудь «мстителей» ).. потом «Эх, яблочко», с комментарием о словах: «всё, что я нашла, было ужасно кровожадным… Это фактически народная песня, Я подумала, раз народная… я тоже народ. И я написала к ней свои слова, такие, как мне нравится». Вот это подход! ) Это удел сильных.
Аккордеон (Айдар Гайнуллин) совершенно бесподобен, особенно в этих песнях. Практически затмил Петра Акимова с виолончелью, неизменно лидировавшего во всех прочих программах.
А потом были еще две песни. На татарском языке. Насколько я понял, из репертуара Зули.
Слушать на самом деле нужно и Зулю и Ольгу. Ольга справилась с честью, голос не подвел, а душу она вкладывает в каждую песню. Ясное дело, я не критик и ничего толком сказать не смогу, кроме того, что сидишь, слушаешь, а сам куда-то летишь и горло сжимает. Наверное, описывать тоже нужно по-татарски, а я не умею. Лучше, наверное, просто слушать.
Потом ещё Ольга спела свою новую песню «Динь-динь-динь». Практически, наш ответ татарам.)
Опять куда-то летишь вместе с голосом, но уже с лёгкостью.
Потом песни Юлии Беломлинской. «…знать, всего милей мне чарка, да дальний путь» — это почти про Кота Командировочного.)
Первое отделение закончилось песнями весёлыми.
Во втором отделении Ольга вышла в чёрном платье, но со значительно более веселым настроением

И во втором отделении было всё.
Была «Табакера», была «Разлука», «Пропил я всё, что было», «Хава Нагила» в переводе Хвоста, «Ломами бьют» и другие.
Довольно серьезная в первом отделении (песни-то сложные) сцена ожила, музыканты разошлись и попёрло веселье.
Ольга почти танцевала под песню «Уходя не радуйся», но таки удержалась на стуле.
Ненадолго. «Я гимназистка 7-го классу, пью самогонку, заместо квасу». Конечно, гимназистка танцует.
Петр Акимов за роялем и вновь ведёт со счетом 1:1.

А во вступлении «Песни про птичку» Акимов отыгрался на Ольге по полной программе, заставив её танцевать под всё, что он умудрился впихнуть во вступление. К просмотру обязательно!

И две песни на бис.
Вот такой вот Шансон. Это ни на что не похожий Шансон. Это не французский шансон, это не русский шансон, это не бразильский шансон Богушевской (не кидайте в меня камнями, она сама так назвала жанр некоторых своих песен). Это Шансон-Ковчег. Отличная, зажигательная музыка, настоящий, сильный голос, искренние эмоции и здОровское веселье. Хорошее, многообразное, качественное и музыкальное. Это самая несерьезная программа Ольги Арефьевой и, наверное, самая разнообразная и лёгкая.
Ушел я с концерта восторженный, с отличным настроением и зарядом бодрости.

CatAlek