>

«А и Б»

Новый альбом Ольги Арефьевой. О нем сегодня и речь.
Вообще же доставая новые альбому любимых исполнителей постоянно сталкиваюсь с мыслью: а вдруг да разочаруюсь. И не хочется слушать что-то очень сильно похожее на старое, и в то же время не хочется, чтобы поиск нового сказался как-то не гативно. Все время вот такие двоякие чувства перед прослушиванием новых альбомов. Хочется чтобы и что-то новое, но в то же время чтобы это все таки оставалась, как в данном случае, Ольга Арефьева.
И нужно сказать, что новый альбом — не разочаровал. Да, это возможно самый электронный из ее альбомов, но все таки это остается Ольга Арефьева. А то, что она ищет новый звук — так это только хорошо.
Но все же есть две вещи, которые, скажем так не очень порадовали.
Первая — «Summertime». Слушая эту песню вспоминается совсем другая исполнительница (как бы того не хотелось). Janis Joplin исполняет ее совсем по-другому. Она как бы «рвет» ее голосом. Вообще же так «рвать» могли лишь единицы (вспоминается на первую прикидку еще и Robert Plant). Но … на то они и небожители, чтобы ТАК петь, чтобы жить ВНУТРИ песни. А Ольга Арефьева, как бы она хороша ни была, она вне этой песни, она всего лишь ее поет. И именно поэтому все слышится как-то натянуто, как то «вымучено». Ох, тяжело это — соревноваться с небожителями.
И второе — «Орландина». Опять же, не хорошо это — менять текст. Особенно в концовке он звучит как то неестественно и слегка фальшиво/режет ухо (хотя, ведь было исполнение этой песни у Ольги Арефьевой с оригинальными словами — и было очень хорошо).
Но это — все таки не ее, поэтому это простительно (хотя «Дрянь» Майка спета ооочень хорошо). Ее же песни — все такие же, как и всегда. Потому что это …
Ольга Арефьева. Ледиз энд джетельменс.

alteest

  • ответ О.А. – Про «Summertime» — конечно, я никому ничего не хочу доказывать, нра/не нра — это дело вкуса, хочу только напомнить, что это часть классической оперы Дж.Гершвина «Порги и Бесс», и до Janis Joplin её в принципе исполняли совсем по-другому, мягче.
    Насчёт «Орландины» — для меня лично, наоборот, песня обрела истинный смысл только после замены текста. Перестала быть просто здоровской страшилкой, а стала внятным высказыванием о жизни и смерти.