>

Акустик-Ковчег.

Ольга Арефьева и «Ковчег» неожиданно снова приехали в Минск, на этот раз — совсем уж неожиданно — с акустической программой. Маленький клуб, столиков больше, чем места перед сценой, народу тоже маловато в сравнении с прошлым разом. Я стоял почти перед самой сценой, всё видел, слышно тоже было отлично. Состав — клавиши, полуэлектрическая гитара, перкуссионист с кучей всяких стучалок-трещалок и загадочной бас-табуреткой ), Акимов с виолончелью и собственно Арефьева; во втором отделении появился ещё и басист, ну и, само собой, периодически на сцене возникали ангелы, черти, динозавры и прочие персонажи в исполнении уже знакомых минчанам актёров из «Калимбы». Всё это вместе звучало временами не менее жёстко, чем электрическая программа, но всяко сложнее последней, а в плане самоотдачи музыкантов — и вокалистки в первую очередь — этот концерт оставил далеко позади предыдущие два. Много знакомых, давно полюбившихся вещей — «Забор», «Поющая Майя», «Будем были», «Каллиграфия», акустический вариант «Оборотня», взрывная «Сделай что-нибудь», неизменные «Моление» и «Панихида по апрелю»… Не меньше совершенно новых вещей — запомнились только обрывки фраз, но слушалось практически всё с открытым ртом. ) Пара номеров — классика или около того: что-то дивное из Генделя, нечто громкое с избытком нот и рефреном «Стихи ни о чём» ), наконец, песня к мультфильму «Щелкунчик» с дико сложной музыкой авторства Акимова («Требование было — чтоб не хуже, чем у Чайковского. – смех в зале – Что самое интересное, у нас получилось! Правда, потом нам так и не позвонили, а в мультфильме спели Шнур и Тату, и он с треском провалился.»). ) Ну а на бис пошла уже натуральная клоунада в составе Арефьева — Акимов — девушка из «Калимбы». )) А поскольку зрителям и этого было мало, то в качестве «последнего резерва» к микрофону выполз-таки Акимов и спел-таки бессмертный хит «Ой, как вчерась я с печки слез…», перемежая его аккордами из «Smoke on the water» («А вот с верёвки смотрит вдааааль наш комсомольский секретаааарь, да растудыть яво тудыыыыть, да растудыть-тудыть-тудыть… – дикий ржач и аплодисменты в зале – Гм, знаете, вот в Москве я не боюсь такие песни петь… – удвоенные овации»). А потом, пока музыканты упаковывали инструменты, Арефьева ещё какое-то время беседовала со зрителями (особенно запомнилось: «Вот некоторые даже так говорят: плохая певица Арефьева — два раза в одном и том же платье приезжала» )).

forion