>

«Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной»

Наверное, плотность этой книги была чересчур велика для моей черепушки. Вязкий, густой текст едва попав внутрь меня сразу же хотел вырваться наружу в виде каких-нибудь впечатлений, бесконечного цитирования… А еще хотелось говорить о себе, (я так и делала, просто из многих написанных тогда текстов удалось выжить лишь нескольким). Книга способствует, вирус объективности — это не сюда… Приблизительно после первых двадцати страниц ко мне пришли странные слова и нехарактерные сны. Я встретилась с ними потом, ближе к концу. Вначале из страниц на меня поглядывал некогда непонятый и непринятый мною Павич. Потом ушел… Или я просто привыкла и перестала обращать внимание на его присутствие, уединившись с героинями и их историями. Пахло луговыми травами, привявшими на солнце, голубым сыром, дождем и любовью… Много любви, много одиночества. Приблизительно четверть шелухи, остальное — очень настоящее, глубинное. Такое знакомое проживание внутри себя, такие странные и не всегда достоверные столкновения с окружающим.
Медленно, часто поднимая глаза к потолку и замирая так на неопределенное время я продвигалась по этому миру. Он построен в другой системе координат, он держится на тысяче подпорок и на воображении. Он «имеет смысл только на бумаге», как честно предупредила Ольга, но он правдив, потому что субъективен…

s@nja