>

Океан внутри

Впечатления после тренинга Ольги Арефьевой оказались настолько глубокими, что долго не исчезало ощущение одновременного пребывания в двух реальностях — в обычном режиме (делаешь все, что положено, но голова при этом находится в другом месте) и в огромном океане эмоций.
Ощущение лаборатории, где экспериментируют с неуловимой, тонкой и ускользающей живой материей. Поле эксперимента – внутри и снаружи. Внутри (где ты настоящий, без условностей, вранья и масок) оно только твое, снаружи – общее.

Все происходит быстро, невидимые декорации и реальные партнеры меняются. Атомы и молекулы сталкиваются и разлетаются. Это сложно и естественно, как умение дышать; это прекрасно и неуклюже; это не должно никогда заканчиваться и обязано прекратиться немедленно; это ярко и лишено цвета, это…
Взмах изящной руки Дирижёра – время им остановлено, условия опыта меняются.
Тело управляет сознанием, а сознание телом. Одно тело управляет рукой другого тела, а сознание первого тела негодует, сопротивляется, потом смиряется и учится взаимодействовать. Почти гармония, почти танец.
Взмах, взмах, быстрее!
Ты – безмолвная статуя и мысль одновременно. Ты больше не должен говорить, но тебе необходимо сконцентрировать в теле то, что важно именно сейчас.
Еще быстрее! Еще!
Ты должен слушать мысли других статуй. Я не знаю, как. Это невозможно, но… я слышу их, а они слышат меня, слова больше не нужны, благодарю всех за то, что мы так умеем, это великолепно.
Стоп! Дирижер меняет субстанцию.
Теперь существуют только слова — цветные и шаловливые, прозрачные и тяжелые, серые и одноклеточные, многослойные и уставшие — у кого какие есть. Их необходимо быстро нанизывать на нитки, как бусы. Быстро — это трудно из-за того, что хочется делать их совершенными. У меня получается мало ниток.
Стоп! Меняем плотность субстанции. Быстрее!
Теперь она мягкая, теплая, легкая, поднимается в воздух. Теперь ее можно превратить в непослушный звук, который позволяет себя приручать только Дирижеру. Это значит, что скоро финал эксперимента (нет, пожалуйста, еще чуть-чуть!)
Взмах! Волшебство заканчивается, лаборатория испаряется.

Остается Дирижер, остаются люди, которых ты воспринимаешь теперь по-другому — они тоже все это видели. Остается океан внутри. Не говорите со мной сейчас, это нельзя спугнуть.

Ирина Бестужева